yandere.hime
Автор: yandere.hime

Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Где-то впереди маячит 6927
Рейтинг: R
Предупреждения: OOC
Размер: планируется Миди
Описание:
Неудачник - это приговор. Что делать, если уже в 12 хочется умереть и плевать на то, что с тобой будет? Здорово, если на горизонте появляется тот, кто способен помочь. Но какую цену придется заплатить за эту помощь?
Примечания автора:
Мафияцентрика тут нет и не было. Тсуне 12, в то время как остальным канонично 15. И вобще это поток сознания :<


Трудно быть закоренелым неудачником.
Особенно когда ты неудачник не столько по проценту собственной везучести, сколько по восприятию окружающих. Когда они знают, что ты все равно настолько неудачник, что никогда не дашь им отпора. Даже не попытаешься. Потому что знаешь – не повезет. Правда, «невезение» тебе завтра устроит толпа рослых амбалов во главе с недобро ухмыляющимся Кеей.
Каждый должен знать свое место в обществе. Его нишу, в которой он будет осыпан почестями и уважением.
Или оплеван насмехающейся толпой.
Если ты выбран «неудачником», ты не должен пытаться изменить это. Тебе остается лишь смириться с тем, что ты станешь объектом для всеобщих насмешек, побоев и издевок. Смиришься – и обойдешься малой кровью, получая лишь по минимуму того, что «заслужил» в глазах этого проклятого социума.
Не пытайся убежать всерьез. Знай, что тебя догонят. Не думай, что ты в силах что-то изменить. Играй свою роль как можно лучше. Терпи удар за ударом, слово за словом. Подчиняйся тем, кто выбрал тебя на эту роль.
Пока выживает сильнейший, у тебя нет иного выхода.
Пока все как есть, тебе не позволят стать сильнее. Никогда.
Тсунаеши давно уже уяснил эти простые истины. И давно уже перестал сопротивляться, когда пятеро бравых молодцев из Дисциплинарного Комитета, врезав ему под ребра «для профилактики» вели его в «резиденцию» того самого человека, который диктовал свои законы в этой школе. Именно он назначал тех, кого надо уважать, тех, кого надо бояться, тех, с кем надо быть доброжелательным.
И тех, кого надо унижать.
Как всегда, после короткого стука в дверь кабинета Дисциплинарного Комитета послышалось негромкое, но вполне слышное «входите». Не слышать слов Хибари Кеи в этой школе было чем-то, явно граничащим с суицидом.
Поначалу, у Тсуны все сжималось внутри перед этой дверью. Он знал – его будут бить, его будут унижать. Совсем не так, как это дозволялось «королем школы» простым ученикам – нет, куда сильнее. Во-первых, Глава Дисциплинарного Комитета обладал весьма богатой фантазией, крайне изощренной жестокостью и весомыми аргументами, имевшими вид его незабвенных дубинок, ласково именуемых тонфами. Во-вторых, свое дело он делал аккуратно. Синяков, и тех почти не было (конечно, так бывало не всегда, но для иного исхода Хибари должен был очень, очень сильно разозлиться). И в-третьих – рамки, ограничения здесь устанавливал именно этот человек. Как нетрудно догадаться, для себя любимого он предпочитал обходиться без этого.
Теперь же ему было все равно. Будет бить – ну и пусть бьет. Что мне, в первый раз что ли? Унижать собрался – да пожалуйста. Привычное дело, что.
Ему было действительно безразлично то, что сделает с ним кто-либо. А Хибари Кея был для него как раз этим «кем-либо». Частью серой толпы, закидывающей его камнями. Без разницы – мучителем больше, мучителем меньше.
Заходя в помещение под непрестанным наблюдением своего «конвоя», ему подумалось, что подобная апатия даже спасает. От ложных надежд, разочарований. От того, что может сделать ему еще больнее.
-Давно не виделись, Савада. – с хищной ухмылкой произносит Хибари и без лишних прелюдий бьет тонфой в живот.
Всего каких-то пару лет назад Тсуна еще надеялся, что все будет хорошо и это пройдет. Он молился всем богам, каких знал и выдумал, чтобы они спасли его из этого ада. Но, кажется, они его не слышали.
Удар за ударом. Под ребра, по груди, в живот, по шее, пару раз по лицу. Все та же усмешка. Тонкие, но привычно сильные пальцы Кеи хватают за волосы, грубо отбрасывая к стене. Черт, это больно. Зудит затылок. Прохлада каплями разливается по шее. Кровь, похоже. Ему не остается ничего, кроме как медленно, словно тряпичной кукле, сползти по стене на пол, пряча взгляд под прядями челки.
Когда он убедился в том, что бога нет, он пытался решить вопрос сам. Он пытался говорить со своими мучителями, пытался убедить их в том, что он не заслуживает такого отношения. Безуспешно.
Хибари, видимо, не желает напрягать себя, наклоняясь к этой бесполезной куче мусора. Поэтому он продолжает бить Тсуну ногами, но уже без того азарта, с каким делал это сначала. Так, просто. Несильно поколачивает. Но вот только Савада совсем этому не рад – привычки у Кеи неизменны, так что знает их он как свои пять пальцев. И он прекрасно знает, что сейчас будет. Парень оценивающе смотрит на свою избитую, надломленную, обессилившую жертву. И улыбается. Словно художник перед сотворенным его руками шедевром. Чуть ослабляет хватку галстука на своей шее и вольготно располагается на черном кожаном диване.
-Ну что, травоядное… Поговорим?
Тсуна, если честно, ну никак не мог понять – почему именно он? Почему именно ему так не везет по жизни. Почему из всех учеников вторых классов козлом отпущения стал именно он, почему отец оставил его и маму, почему мама вышла за этого ненавистного ему Йемитсу, почему она тоже покинула его, оставив на проклятого отчима? Почему тот, если так любил ее, даже не попытался помочь ей, почему уже через месяц после кончины мамы стал водить домой дешевых шлюх, почему пропивал все деньги с этими самыми шлюхами и дружками? Почему в свои двенадцать он курил мерзкие дешевые сигареты, мечтая поскорее умереть, ненавидел мужчин, женщин, детей, себя и все остальное? Почему ему было плевать на то, что сделает с ним разыгравшаяся толпа? Почему он тоже считал себя ничтожеством? Почему весь мир будто ополчился на одного-единственного мальчика, заставляя его мир тускнеть и играть совсем иными красками, нежели в детстве? Да даже не красками – почему его мир становился таким омерзительно-серым?
Таких вопросов было еще очень и очень много, но, ни на один он не знал ответа. А может, и сам не хотел его знать. Или знал, но не хотел его признавать.
Тсуне было все равно.
Моральные пытки Хибари Кеи обычно длились не больше часа. Он не мог позволить себе тратить больше времени на общение с такими отбросами общества, как Савада Тсунаеши. Хибари часто это говорил в таких ситуациях, как эта. Просто бросал взгляд на часы, поднимался с дивана, кивал своим подчиненным и удалялся.
Кивок этот означал, что они могли довершить дело своего главы и окончательно надломить школьного «неудачника» на сегодня. Впрочем, после Кеи это казалось детской игрой – хоть они и были его «приближенными», но рамки были и для них.
Собственно, точно так же было и сегодня. Однако, вытирая рукавом кровь с разбитой губы, паренек успел подумать, что за последние полгода многое изменилось. Казалось бы – в худшую сторону. Однако, у него появилась надежда.
Примерно через час, Тсуна облегченно вздохнул, закрывая дверь в свою комнату. Первым делом – он потянулся к ноутбуку, открывая его и нажимая на кнопку включения. Потом – распахнул окно и, усевшись на кровати перед компьютером, закурил.
Меньше чем через минуту, Тсуна уже заходил в чат. Отнюдь не крупный и далеко не самый известный. Казалось бы, ничего особенного. Однако, для Тсуны он значил более чем много. Именно здесь он встретил этого человека.
Вот – он в сети, уже поджидает его в приватной комнате. Быстро кликнув по ней и введя пароль, Тсуна чуть улыбнулся. Человек по ту сторону экрана стал его надеждой.
Казалось бы – они не знают друг о друге ничего. Тсуна не рассказывал о себе ничего, кроме жалоб на свою жизнь. Однако, о своем собеседнике (и, как ему казалось, единственном друге) он знал еще меньше, чем тот о нем. Ни имени, ни возраста, ни даже пола. Но ему почему-то казалось, что это девушка и, к тому же, его ровесница. Но его это не волновало.
«Долго ты сегодня.» — с характерным звуком входящего сообщения, на мониторе появилась запись от Ash_of_Illusions. Чуть улыбнувшись, Савада тут же начал набирать сообщение. Ему хотелось хоть раз узнать что-то о том, кто буквально спасал его, не смотря на, возможно, тысячи километров между ними. Однако, не успел он напечатать даже половины фразы, как появилось новое сообщение.
«Это из-за вашего главы Комитета?»
На секунду руки Савады в замешательстве замерли над клавиатурой. Он так хотел узнать о том, кто же этот чудесный человек по ту сторону проводов…но не мог. Сейчас – не мог. Поэтому он писал о себе. О том, как его избил Кея, а потом и весь дисциплинарный комитет, обо всех унижениях, полученных от Хибари и мерзостях, которые тот ему говорил. О надписях на парте, в которых вопрошали, как такой бесполезный мешок дерьма вообще может существовать на этом свете, о том, как он чуть не переломал все кости, когда его столкнули с лестницы…
А он (или все-таки она?) терпеливо выслушивал, отправлял ему советы, слова поддержки. Сейчас этот человек был лучшим, что могло случиться в его серой и беспросветной жизни. Казалось бы, в сети нет ничего кроме букв – ни чувств, ни эмоций. Ничего. Однако именно сеть помогала Тсуне еще хоть как-то держаться на плаву, как-то существовать.
Внезапно, нить их диалога была прервана весьма прямолинейным вопросом, который, казалось, никак не мог бы увязаться с обычными наводящими и ненавязчивыми фразами, которые приходили Саваде от него.
«Хочешь я тебе помогу?»
Если честно, этот вопрос поставил парня в тупик, сработав как ушат холодной воды, резко опрокинутый на голову. Но не так много времени ему понадобилось, дабы прийти в себя и, невесело улыбнувшись, поинтересоваться.
«А ты сможешь?»
Ответ тоже не заставил себя долго ждать. В нем прямо читалось недовольство – как же так, не веришь в мои силы?
«Разумеется. Иначе бы не предлагал. В каком городе ты живешь?»
Привыкший делать что скажут, Тсуна уже напечатал ответ и хотел было его отправить, как вдруг задумался – а вообще зачем это ему?
«Намимори. Это недалеко от Токио. А зачем это тебе? Только не говори, что хочешь приехать!»
Однако, ответа не последовало.
*Ash_of_Illusions is offline

@темы: Katekyo Hitman Reborn, fanfiction, Найти смысл